A A B
Б Ч Ц
ПРОДЛИТЬ
КНИГУ ОНЛАЙН
АФИША
ЗАДАТЬ
ВОПРОС
ПРАЗДНИК
В БИБЛИОТЕКЕ

Туве Марика Янссон: Дитя-невидимка

<<< Читайте в нашей библиотеке


Туве Янссон. Дитя-невидимка Янссон, Туве. Дитя-невидимка / Туве Янссон ; [перевод со шведского С. Б. Плахтинского ; рисунки автора]. – Новосибирск : Детская литература. Сибирское отделение : Мангазея, 1993. –156, [3] с. : ил.

 

Весенняя песня
(отрывок)

Как-то раз тихим безоблачным вечером в конце апреля Снусмумрик зашёл очень далеко на север — там в тени кое-где еще оставались маленькие островки снега.

Целый день шёл он, любуясь дикой природой и слушая, как над головой у него кричат перелётные птицы. Они направлялись домой из южных стран.

Весенняя песня Шагал он бодро и весело, так как рюкзак его был почти пуст, и не было у него на душе ни тревог, ни печалей. Всё его радовало — и лес, и погода, и собственное одиночество. Завтрашний день казался таким же далёким, как и вчерашний, – между ветвями берёз мелькало красноватое неяркое солнышко, и воздух был прохладен и ласков.

«Подходящий вечерок для песни, — подумал Снусмумрик. — Для новой песни, в которой было бы и томление, и весенняя грусть, и, самое главное, безудержное веселье, радость странствий и одиночества».

Эта мелодия звучала в нем уже много дней, но он все не решался выпустить её на волю. Она должна была как следует подрасти и прихорошиться, стать настолько самостоятельной, чтобы все её звуки радостно попрыгали на свои места, как только он прикоснётся губами к гармошке.

Если бы он вызвал их слишком рано, могло бы случиться так, что они расположились бы как попало, и песня получилась бы так себе, не очень удачной, и он тогда, возможно, потерял бы к этому всякий интерес. Песня — дело серьёзное, особенно если она должна быть и весёлой, и грустной.

Но в этот вечер Снусмумрик был уверен в своей песне. Она уже почти сложилась — она станет лучшей из его песен.

А когда он подойдёт к долине троллей, он сыграет её, стоя на перилах моста через реку, и Муми-тролль сразу же скажет, что это прекрасная песня. Просто прекрасная песня...

 

Ужасная история
(отрывок)

Старший малыш Хомса осторожно пробирался вдоль забора. Иногда он останавливался и следил за неприятелем, глядя в щели между рейками, потом двигался дальше. Его братишка старался не отставать.

Ужасная история Добравшись до огорода, Хомса улёгся на живот и заполз в заросли салата. Это была единственная возможность уцелеть. Неприятель повсюду засылал своих разведчиков, и часть из них кружила в воздухе.

– Я испачкаюсь и стану весь чёрный, – сказал его братик.

– Молчи, если тебе дорога жизнь, – прошептал Хомса. – Каким ты хочешь стать, ползая по болоту? Синим, что ли?

– Это не болото, а огород, – возразил братик.

– Ты так скоро станешь взрослым, если будешь продолжать в том же духе, – сказал Хомса. – Станешь как папа с мамой, и так тебе и надо. Ты будешь видеть и слышать, как они, а значит, ничего не увидишь и не услышишь.

– Да ну?! – сказал братик и принялся есть землю.

– Отравлено, – кратко предупредил Хомса. – Здесь все отравлено. Ну вот, нас увидели. И все из-за тебя.

Два разведчика, со свистом рассекая воздух, неслись на них со стороны гороховой грядки, но Хомса быстро с ними расправился. Задыхаясь от напряжения и пережитого волнения, Хомса забрался в канаву и затаился, сидя тихо, как лягушка. Он прислушался. Остальные разведчики, прячась в высокой траве, приближались медленно и бесшумно…

 

Филифьонка в ожидании катастрофы
(отрывок)

Жила-была Филифьонка, которая стирала в море свой большой лоскутный коврик. Усердно работая мылом и щёткой, она продвигалась в направлении голубой полоски, поджидая каждую седьмую волну, набегавшую в тот самый миг, когда нужно было смыть мыльную пену.

Филифьонка в ожидании катастрофы Потом она снова бралась за щётку, продвигаясь к следующей голубой полоске, и солнышко припекало ей спину. Она опустила свои тонкие ноги в прозрачную воду и все тёрла и тёрла лоскутный коврик.

Стоял тихий и ласковый летний день, самый что ни на есть подходящий для стирки ковров. Сонная, неторопливая, накатывала мелкая волна, помогая в работе… И над красной Филифьонкиной шапочкой жужжали шмели, принимавшие её за цветок.

«Зря стараетесь, меня не проведёшь, – нахмурившись, думала Филифьонка. – Знаю я, как оно обычно бывает. Перед катастрофой всегда все кажется таким мирным и безмятежным».

Она добралась до последней голубой полоски, дождалась, когда прокатится седьмая по счету волна, и погрузила ковёр в воду, чтобы прополоскать его.

По каменистому красноватому дну плясали солнечные зайчики. Они плясали и по Филифьонкиным ногам, покрывая их позолотой.

А Филифьонка погрузилась в раздумья. Не приобрести ли новую шапочку, оранжевого цвета? Или, может, вышить солнечные зайчики на старой? Жёлтыми нитками. Хотя это, конечно же, совсем не то, ведь они не смогут плясать. И потом, что делать с новой шапочкой, когда произойдёт катастрофа? С таким же успехом можно погибнуть и в старой…

Филифьонка вытащила на берег коврик, бросила его себе под ноги и с хмурым видом принялась по нему расхаживать в ожидании, когда стечёт вода.

Слишком уж хорошая была погода, неестественно хорошая. Что-то должно случиться. Она это знала. Где-то за горизонтом затаилось что-то тёмное и ужасное – оно росло, оно приближалось – все быстрее и быстрее…

– И даже не знаешь, что же именно происходит, – прошептала Филифьонка.

А море потемнело, море заволновалось… Померкло солнце…

 

История о последнем драконе на свете
(отрывок)

Как-то в середине лета, в четверг, в большой яме с грязной желтоватой водой, в той самой, что направо от деревьев, между которыми папа вешал свой гамак, Муми-тролль поймал маленького дракона.

История о последнем драконе на свете Муми-тролль, конечно же, не собирался ловить дракона. Он просто хотел поймать несколько водяных жучков, которыми кишит илистое дно, чтобы получше рассмотреть, как двигаются у них ножки, и проверить, действительно ли они плавают задом наперёд. Но когда он резким движением вытащил из воды стеклянную банку, в ней оказалось нечто совсем иное.

– Вот это да-а… – благоговейно прошептал Муми-тролль. Он держал банку обеими лапками и смотрел на неё, не отрываясь.

Дракон был не больше спичечного коробка, и он метался по банке, взмахивая очаровательными прозрачными крылышками, такими же красивыми, как плавники золотой рыбки.

Но ни одна золотая рыбка не была так роскошно позолочена, как этот миниатюрный дракончик. Он весь сверкал в солнечных лучах, он казался вылепленным из золота. Его крошечная головка была нежного светло-зелёного цвета, а глаза жёлтые, как лимоны. Каждая из его шести позолоченных ножек заканчивалась крохотной лапкой, а хвост ближе к кончику переходил из золотистого в зелёный. Это был изумительный дракончик.

Муми-тролль закрутил крышку (с дырочкой для воздуха) и осторожно опустил банку на мох. Затем он лёг на живот и принялся рассматривать дракончика, который подплыл к самой стенке и открыл свою маленькую пасть, всю усаженную белыми зубками.

«Он злой, – подумал Муми-тролль. – Такой малюсенький, а злой. Что бы такое сделать, чтобы ему понравиться… И что он ест? Что едят драконы?..»

Взволнованный и озабоченный, он снова взял банку в лапы и понёс её домой, стараясь ступать как можно осторожнее, чтобы дракончик не ушибся о стеклянные стенки. Ведь он такой крохотный, такой нежный…

 

Хемуль, который любит тишину
(отрывок)

Жил да был Хемуль, который работал в парке с аттракционами. Однако не надо думать, что подобное занятие – это сплошное веселье. Он пробивал дырки в билетах, чтобы посетители не смогли получить удовольствие несколько раз подряд, что уже само по себе настраивает на грустный лад, особенно если заниматься этим всю жизнь.

Хемуль, который любит тишину А Хемуль всю жизнь пробивал дырки в билетах, и, пробивая дырки, он мечтал о том времени, когда наконец-то выйдет на пенсию.

Если вы не знаете, что значит выйти на пенсию, то представьте, что когда-нибудь вы сможете делать все, что пожелаете, нужно только стать достаточно старым. По крайней мере, так это объясняли родственники Хемуля. У него было очень много родственников, множество огромных, неуклюжих, шумных, болтливых хемулей, которые колотили друг друга по спине и разражались оглушительным хохотом.

Хемули были владельцами парка и аттракционов, и кроме того, они еще дудели на трубе, метали молот, рассказывали смешные истории и вообще вели себя очень шумно.

А наш хемуль не был ни владельцем парка, ни владельцем аттракционов, потому что он относился к побочной линии, то есть состоял с ними всего лишь в дальнем родстве, и, поскольку он никогда никому не мог отказать и вообще был очень покладистым, ему приходилось присматривать за детьми и прокалывать дырки в билетах.

– Ты очень одинок, и тебе нечем себя занять, – говорили хемули с добродушной ухмылкой. – А если ты нам немного поможешь, это наверняка поднимет твоё настроение.

– Но я никогда не бываю один, – пытался возразить Хемуль. – Я не успеваю. Мне все время кто-нибудь хочет поднять настроение. Простите, но я бы лучше…

– Вот и молодец, – говорили родственники, похлопывая его по плечу. – Так и надо. Всегда быть бодрым, весёлым, всегда при деле…

И Хемуль снова принимался за свои билеты, мечтая о чудесной абсолютной тишине и об одиночестве, которые его ждут его на пенсии. Ему очень хотелось как можно быстрее состариться.

Крутились карусели, играли трубы, и парк каждый вечер оглашался громкими криками. Задумчивый и грустный, наш Хемуль постоянно видел вокруг себя пляшущих, горланящих, смеющихся, спорящих, всё время что-то жующих или пьющих посетителей, и в конце концов он стал бояться шумных и весёлых компаний…

 

Дитя-невидимка
(отрывок)

Тёмным дождливым вечером вся семья сидела на веранде вокруг стола и чистила грибы. Стол был накрыт газетами, посредине стояла керосиновая лампа. По углам веранды залегли тени.

– Мю снова набрала поганок,– сказал папа. – В прошлом году она собирала мухоморы.

– Надо надеяться, на следующий год это будут уже лисички, – сказала мама. – Или по крайней мере сыроежки.

Дитя-невидимка – Приятнее жить с надеждой, – заметила малышка Мю, посмеиваясь про себя.

И они тихо и мирно продолжали чистить грибы.

Несколько лёгких ударов – тук-тук-тук – в окно веранды, и, не дождавшись ответа, вошла Туу-тикки. Она отряхнула с плаща воду и, придерживая дверь, поманила кого-то из темноты: "Иди, иди сюда".

– Кто там с тобой? – спросил Муми-тролль.

– Нинни,– сказала Туу-тикки.–Этого детёныша зовут Нинни.

Она все еще придерживала дверь и ждала. Никто не появлялся.

– Ну вот, – пожала плечами Туу-тикки. – Что ж, пусть на улице постоит, стеснительная какая.

– А она не промокнет? – спросила мама Myми-тролля.

– Не знаю, так ли уж это страшно, если её все равно не видно, – ответила Туу-тикки, подходя и усаживаясь поудобнее.

Прервав своё занятие, все ждали объяснений.

– Вы же знаете, как это просто – стать невидимым, если тебя очень часто пугают, – сказала Туу-тикки и съела гриб, похожий на маленький аккуратненький снежок. – Ну так вот. Нинни испугала её няня, которая вообще не любит детей. Я встречалась с этой ужасной няней. Видите ли, она не то чтобы злая, это ещё можно понять. Но она бессердечная и ироничная.

– Что такое "ироничная?" – спросил Муми-тролль.

– Ну, представь себе, что ты оступился и плюхнулся в уже почищенные грибы, – сказала Туу-тикки. – Само собой, твоя мама рассердится. А вот она – нет. Просто скажет с уничтожающим спокойствием: "Я понимаю, это у тебя такой танец, но я была бы тебе весьма признательна, если бы ты плясал не на продуктах". Или что-нибудь в таком же духе.

– Фи, какая противная, – сказал Муми-тролль.

– Конечно, противная, – согласилась Туу-тикки. – Уж такая она, эта няня. Она иронизировала с утра до вечера, и в конце концов малышка стала растворяться в воздухе. В пятницу её уже совсем не стало видно. Няня отдала её мне и сказала, что категорически отказывается смотреть за детьми, которых она даже не видит.

– А что ты сделала с няней? – удивлённо раскрыв глаза, спросила Мю. – Ты, конечно, её поколотила?

– С теми, кто иронизирует, это бесполезно, – ответила Туу-тикки. – Я взяла Нинни к себе домой. А теперь привела малышку сюда, чтобы вы снова сделали её видимой.

В комнате наступила тишина.

Только дождик шумел по крыше веранды. Все уставились на Туу-тикки и думали…

 

Тайна хатифнаттов
(отрывок)

Это было давным-давно, когда папа Муми-тролля ушёл из дома, ничего не объясняя и даже сам не понимая, зачем ему понадобилось уходить.

Тайна хатифнаттов Мама потом говорила, что он долгое время вёл себя очень странно, хотя в поведении его было, наверное, не больше странностей, чем обычно. Всё это, как правило, придумывается потом, когда вы огорчены и озадачены и в утешение себе ищете хоть какое-нибудь объяснение случившемуся.

Никто толком не знал, когда он улизнул.

Снусмумрик утверждал, что папа с Хемулем собирались закинуть сеть, а Хемуль сказал, что папа просто сидел на веранде, как и всегда, а потом вдруг сказал, что на веранде жарко и скучно и что надо починить мостик у причала. Как бы там ни было, а мостик папа не починил, потому что он оставался таким же перекошенным, как и прежде. И лодка была на месте.

Так что куда бы он ни отправился, но он именно ушёл, а не уплыл. А уйти он мог, конечно же, в любом направлении, и в любом случае он мог уйти очень далеко. Поэтому нечего было и думать о том, чтобы его искать.

– Когда вернётся, тогда и вернётся, – сказала Муми-мама о папе. – Он всегда так говорил и всегда возвращался, вернётся и на сей раз.

Никто из домашних не беспокоился, и это было не так уж плохо. Они решили никогда не беспокоиться друг за друга; таким образом, они избегали взаимных упрёков и предоставляли друг другу – насколько это возможно – полную свободу действий.

Поэтому мама, лишь чуть-чуть поворчав, засела за вязание; а в это время где-то вдали от дома бодро вышагивал Муми-папа со смутными идеями в голове.

Идеи эти имели отношение к мысу, который он видел как-то раз во время пикника. Мыс выдавался далеко в море, небо над ним было жёлтым, а к вечеру подул ветер. Папа никогда не выходил в открытое море и не знал, что делается на другом берегу. Его семейству захотелось домой. Им всегда хотелось домой в самый неподходящий момент. Но папа все торчал на берегу и вглядывался в морские дали. И тут он увидел вереницу лодок под белыми парусами, они промелькнули и исчезли вдали.

– Это хатифнатты, – сказал Хемуль, и сказано это было с некоторым пренебрежением и насторожённостью и с явным неодобрением. Так говорят о чем-то непонятном и, возможно, опасном, о чем-то совершенно чуждом.

А папу внезапно охватила неодолимая тоска и меланхолия, он не знал, чего ему хочется, знал лишь, чего ему совершенно не хочется: сидеть на веранде и пить чай. Ни в этот вечер, ни в любой другой.

Все это случилось задолго до его ухода из дома, но мысли о белых парусах его не оставляли. И вот в один прекрасный день он удрал…

 

Седрик
(отрывок)

Теперь уже трудно понять, как это крошка Снифф согласился отдать Седрика.

Во-первых, Снифф раньше никогда ничего не отдавал, скорее наоборот. А во-вторых, Седрик действительно был очень милый.

Седрик Седрик не был живым существом, он был вещью – но зато какой! Сначала могло показаться, что перед тобой обыкновенная плюшевая собачка, довольно-таки облезлая и замусоленная, но, присмотревшись получше, вы бы заметили, что у Седрика глазки из топазов, почти как настоящие, а в ошейник вделан маленький лунный камень.

И, кроме того, выражение его мордашки было абсолютно неподражаемо, едва ли какая-нибудь другая собачка смогла бы его воспроизвести. Возможно, драгоценные камни были для Сниффа важнее, чем выражение мордочки, но, так или иначе, а Снифф любил Седрика.

И отдав его, Снифф сразу же об этом пожалел. Он был в отчаянии, он не ел, не спал, ни с кем не разговаривал. Он весь отдался своему горю.

– Но дорогой мой Сниффчик, – огорчённо сказала мама Муми-тролля, – если уж ты так любил своего Седрика, то по крайней мере мог бы подарить его кому-нибудь из своих друзей, а не дочке Гафсы…

– Да это все Муми-тролль виноват… – пробормотал Снифф, уставившись в пол заплаканными глазами. – Он сказал, что, если отдашь то, что тебе дороже всего на свете, получишь в десять раз больше, и всё устроится самым лучшим образом. Он меня обманул.

– Ах, вот оно что… – сказала мама. – Да, да, конечно.

В этот момент она не нашла лучшего ответа. Ей нужно было подумать.

Наступил вечер, и мама незаметно ушла к себе в комнату. Остальные пожелали друг другу спокойной ночи, и вскоре весь дом погрузился в сон. Лишь один Снифф не спал, он лежал, уставившись в потолок, глядя на покачивающуюся в лунном свете тень огромной ветки. Ночь была тёплая, и через открытое окно он слышал звуки Снусмумриковой губной гармошки, доносившиеся от реки.

Когда мысли его стали слишком уж мрачными, Снифф встал с постели и на цыпочках подкрался к окну. Он спустился вниз по верёвочной лестнице и побежал по саду – мимо белых мерцающих во тьме пионов, мимо черных как уголь теней. Высоко в небе плыла луна, далёкая и загадочная.

Снусмумрик сидел у своей палатки.

В эту ночь он не наигрывал мелодий, из его гармошки вырывались лишь отдельные звуки, напоминающие то вопросительные, то утвердительные восклицания, которые обычно означают, что вы не знаете, как ответить своему собеседнику.

Усевшись рядом, Снифф уставился на реку, и в глазах его были тоска и безысходность.

– Привет, – сказал Снусмумрик. – Хорошо, что ты пришёл. Я тут как раз вспомнил одну историю, которая могла бы тебя заинтересовать.

– Мне сейчас не до сказок, – съёжившись, пробормотал Снифф.

– Это не сказка, – сказал Снусмумрик. – Это было на самом деле и произошло с тётушкой моей мамы.

И Снусмумрик начал свой рассказ, время от времени посасывая трубочку и болтая ногами в тёмной речной воде…

 

Ёлка
(отрывок)

Один из хемулей стоял на крыше и разгребал снег. На хемуле были жёлтые шерстяные варежки, которые в конце концов намокли и стали ему мешать. Тогда он положил их на трубу, вздохнул и снова взялся за дело. Наконец он добрался до чердачного окошка.

Ёлка – Ага, вот оно, – сказал он. – А внизу разлеглись эти сони. Все спят, спят и спят. Пока другие тут надрываются. И все ради того, чтобы наступило Рождество.

Он встал на окошко и тихонько потопал по нему, так как не помнил, открывается ли оно внутрь или наружу. Оно сразу же открылось внутрь, и хемуль, окутанный снежным облаком, свалился на кучу разного домашнего скарба, который муми-тролли снесли на чердак на хранение.

Хемуль был крайне раздосадован, он к тому же не очень хорошо помнил, куда он положил свои жёлтые варежки. А это были его любимые варежки.

Хемуль протопал вниз по лестнице, распахнул дверь и закричал сердитым голосом: «Скоро Рождество! Надоели вы мне со своим спаньём, Рождество может наступить в любую минуту!»

Семейство муми-троллей, как всегда, погрузилось в зимнюю спячку. Они спали уже не один месяц и собирались проспать до самой весны. Тихонько покачиваясь в ласковых объятиях сна, они плыли сквозь долгий, нескончаемый летний полдень. Вдруг что-то тревожное и холодное нарушило сладкий сон Муми-тролля. И кто-то стаскивал с него одеяло и кричал, что ему надоели и что наступает Рождество.

– Уже весна… – пробормотал Муми-тролль.

– Какая весна?! – взорвался хемуль. – Рождество, понимаешь, Рождество. А я ничего не сделал, ничего не приготовил, и они в это время еще посылают меня вас откапывать. Варежки, наверное, пропали. И все носятся как угорелые, и ничего не готово…

И хемуль протопал по лестнице и вылез через чердачное окошко.

– Мама, проснись, – испуганно зашептал Муми-тролль. – Случилось что-то ужасное. Они называют это Рождеством.

– Что ты имеешь в виду? – высунувшись из-под одеяла, спросила мама.

– Я точно не знаю, – ответил её сын. – Но ничего не готово, и что-то пропало, и все носятся как угорелые. Может, опять наводнение.

Он осторожно потряс фрекен Снорк и прошептал:

– Ты не пугайся, но говорят, произошло что-то страшное.

– Спокойствие, – сказал папа. – Только спокойствие.

И он пошёл и завёл часы, остановившиеся еще в октябре.

Ступая по мокрым следам хемуля, они поднялись на чердак и выбрались на крышу дома…

 

Электронный каталог Централизованная библиотечная система г. Ижевска Телефон доверия Культура. Гранты России